Вид на дельту реки Париж, я люблю тебя!
Навигация по сайту Главная Вело туризм Отчеты туристов
Главное меню
Главная
Авто туризм
Вело туризм
Водный туризм
Пеший туризм
Вокруг света
Охота
Рыбалка
Экология
Оружие
Снаряжение
Одежда
Безопасность
Кулинария
Медицина
Развлечения
Разное
Ссылки
Новости
События в мире
Новости туризма
Tourism news

Экспедиция "Трансбайкал" Печать E-mail
Вело туризм - Отчеты туристов
Автор: Lionarts   
20.01.2009 17:03
В марте - апреле 2001 года команда Федерации Путешественников прошла 1019 километров по зимникам Забайкалья и пересекла по льду озеро Байкал. 2001 год был крайне неудачным в плане погоды для осуществления этого мероприятия. Морозы давили до 35 градусов, выпал аномально глубокий снег. Тем не менее нашей команде удалось осуществить задуманное! Ниже на этой странице приводится наш рассказ об этой экспедиции. Россия, Восток и Сибирь Маршрут: Новый Уоян - Усть Баргузин - пересечение озера по льду - Ольхон - Листвянка - Иркутск "Велопробегом по озеру Байкал" Если рассматривать наше желание пересечь озеро Байкал на велосипеде в отрыве от наших предыдущих походов, то, очевидно, можно подумать: "и что этих сумасшедших потянуло черт знает куда"? Но человек так уж устроен, что ему все время кажется мало того, что он уже достиг. Сначала мы просто выезжали зимой прокатиться на денек. Потом на два - три. Потом пересекли по льду Ладожское озеро. Далее нам захотелось испытать себя на Белом море. Наконец, когда близко расположенные места, где можно хорошенько поиздеваться над собой кончились, нам пришлось ехать в Восточную Сибирь. Вариантов маршрута было несколько, но мы остановились на наиболее разнообразном из всех возможных. В самом деле, сначала нам предстояло пройти по глухим забайкальским зимникам от БАМа до долины реки Баргузин. Дорога здесь тяжелая, проходящая на своем пути через 5 перевалов. Затем мы могли несколько отдохнуть в долине реки Баргузин. Отдохнуть, конечно, относительно - просто нам предстояло ехать по ровной грейдерной или асфальтовой дороге. Далее мы должны были пересечь Байкал в самом его широком месте и пройти вдоль его западного берега до Листвянки, частично по льду, а частично по горам. Вот что из этого получилось... 13 марта наша команда отбыла в далекие края в вагоне 13 поезда на Тынду, который был скорее похож на казарму на колесах или тюрьму, чем на устройство для перевозки людей. Впрочем, причина была отнюдь не в состоянии вагона. Просто несколько бригад старателей-золотодобытчиков отправлялась за длинным рублем в Якутию. Наша Аня была едлинственной девушкой на весь вагон, поэтому, когда сквозь хмельной туман кто-то из старателей осознавал принадлежность ее к слабому полу, то на время застывал на месте, и потом говорил примерно следующее: "Ой! Девушка! Извините мать-перемать ... ой! Извините, что мы тут ругаемся... мать-перемать.....мы больше не будем! мать-перемать!" Особенно замечателен был старатель по имени Колян. - Вот в году прошлом с нами придурки ехали. Совсем чокнутые! - обращался он к нам. - Прикиньте, зима! Конец марта! А эти ненормальные на лыжах собирались по тайге ходить! Ну совсем придурошные! -Да, соглашался я,- бывают на свете ненормальные. Зимой? По Сибири? На лыжах? Ну полный бред! Я немного жалел неустойчивую псиихику Коляна и не сообщил ему, что мы собираемся заниматься в принципе тем же, но только на велосипедах... Почти 100 часов поезд вез нас к месту старта. Поволжье сменилось Уралом, который уступил место Западной Сибири, после чего пришла Сибирь центральная. Все это время за окном стояла плюсовая температура, временами шел дождь. Но Восточная Сибирь - дело другое! Стоило нам забраться к востоку от Братска, и термометр тут же стал показывать вполне зимние показания до 10 - 15 градусов мороза. Именно при такой температуре мы (к немалому удивлению местных жителей) высадились на станции Новый Уоян. В поезде у меня были амбициозные идеи начать маршрут прямо посреди ночи, все же 4 дня в поезде достаточно чтобы выспаться, однако погода и обледенелые дороги не располагали к ночной езде. В путь мы отправились c утра. В первый день нам предстояло ехать по относительно хорошей дороге от Нового Уояна до деревни Кумора. Хорошая дорога это значит, что под слоем льда который её полностью покрывает, скорее всего находится асфальт или хороший грейдер. Кроме того, дорога была расчищена, что позволяло ездить по ней даже легковым автомобилям. Эта часть пути проходит по слабо всхолмленной равнине покрытой очень приятным хвойным лесом. Нам, впрочем, как всегда повезло: пошел небывалый для этих мест снегопад. Он не только покрыл дорогу 5-сантиметровым слоем снега, но и не позволил нам разглядеть окаймляющие равнину высокие горы Северомуйского хребта. Когда мы достигли места откуда начинается зимник (окраина села Кумора), то выяснилось, что он засыпан снегом. Ехать по нему было нельзя, и мы километра три тащили велосипеды рядом с собой, предвкушая, как мы это будем проделывать еще 180 километров до Баргузинской долины. За день мы прошли 73 километра. Слово о погоде. Вообще Байкальский и Забайкальский регионы, если основываться на статистике наблюдений за погодой, должны радовать путешественников в марте - апреле месяце хорошей "велотуристской" погодой. Это значит, что средние суточные температуры по региону в это время около 6 - 10 градусов мороза, дней с осадками от 2 до 4 за месяц. К тому же количество осадков измеряется всего-то в 10 - 15 милиметров. Максимум до 20. Днем должно ярко светить солнышко, правда ночью температура все еще опускается до температур ниже 20 градусов мороза. Однако, в 2001 году, как раз к нашему приезду все было не так. Весна не спешила прийти в Забайкалье и уготовила нам довольно крутые морозы. В то же время в первый же день пути мы попали под снегопад, который выбросил на землю от 3 до 5 месячных норм осадков! И это очень существенно осложнило нам жизнь. В принципе две машины еще не укатывают снег до твердого состояния, но ехать уже вполне можно. Поразили меня шоферы. Что может сказать шофер грузовика живущий у нас в европейской части страны, когда в глухом лесу на 15 градусном морозе видит трех велосипедистов? Я полагаю что: "Вы чё мужики совсем №";*?*?:%№№№№%" Что же говорит шофер-сибиряк? Он спрашивает, не надо ли нам хлеба, не хотим ли мы горячих пельменей, не оставить ли нам продуктов... Ну просто монстр, а не человек... Вообще, нам на зимнике попадались удивительные злодеи! Каждая машина при виде нас останавливалась, оттуда выскакивали удивленные водилы и начинали нас совращать с пути истинного. Один мужик все норовил закинуть нас на перевал: "Ну а дальше вы и сами скатите, а у меня как раз в кузове пусто". Другой говорил: "Вам ребята здесь еще неделю сидеть на этих перевалах . Давайте я вам водки на обратном пути привезу?" Но мы сохранили твердость духа и продолжали путь своим ходом и без водки... Хорошо, что машины на нашем пути попадались не часто! Хуже всего была дорога на Срамной перевал. Здесь доблестные строители попытались проложить ее ниже уровня речки. Понятное дело, каждую весну речка занимает и свое историческое русло и то, что раньше называлось дорогой. С собой река несет камни, которые остаются на колеях существенно мешая движению. Кое где попадались довольно большие уклоны. Возможно в выражении сухих цифр уклоны и не покажутся столь большими - например 7 - 10 %, но с учетом того, что покрытие зимника - укатанный лед, ехать было довольно трудно. Тем не менее мы практически весь перевал прошли в седле, иногда спешиваясь для преодоления участков по 50 - 100 метров пешком. К вечеру мы спустились со Срамного перевала и стали на ночевку в каких-то придорожных буераках. За день удалось преодолеть всего 39 километров. Утро третьего дня похода выдалось, прямо скажем, прохладным, примерно 25 - 27 градусов мороза, однако ярко светило солнце и к середине дня стало не холодно. Быстрому согреву способствовало и движение вверх к перевалу Озерный, который ошибочно считался нами самым высоким на всем пути (1100 - 1200 метров). Дорога в этих краях была несколько лучше, с неё открывались прекрасные виды на глубокую долину, поросшую северной тайгой. Перевал Озерный можно взять не сходя с седла - уклоны вполне это позволяют. По пути нам встретился местный охотник. Он уходит из деревни Кумора, в которой живет в тайгу и охотится там на белок и другую дичь, ночуя в зимовьях. Честно говоря, охотник не проникся нашей экипировкой. Он посмотрел на наши полартековые курточки с большим сомнением, совершенно не признал Гортексовые башмаки и не понял, что такое Ультрекс. Сам он одет был по старинке в тяжелые и непрактичные одежды, котрые выглядели как военная форма. Именно такие одежды и еще обувь из шкуры лося он считал подобающими для жизни в тайге. Представляю, как ему будет хорошо, если он попадет под дождь. Слово о нашей экипировке. Благодаря поддержке целого ряда петербургских фирм нам удалось экипироваться практически так, как мы хотели. Недостающие редкие элементы, как бахилы и балаклавы мы пошили сами. Итак, основной нашей одеждой была комбинация термобелья Morgan Mills (от "Терры"), Ультрексовых костюмов и синтепоновых жилеток от фирмы СПАРТА. Кроме этого, мы использовали полартековые костюмы и перчатки-трехпалки от фирмы "Илакс". Утром мы выезжали одетыми по полной форме: термобелье, полар (или свитер, или футболка), ультрексовый анорак и жилетка. Когда становилось жарко (обычно при подъеме на перевалы), мы скидывали жилетки и крепили их прямо на рюкзак. На остановках наоборот - сразу накидывали жилетки. Такое построение одежды доказало свою эффективность. Когда стало теплее, наша одежда стала состоять из трех элементов - термобельё, ультрексовый анорак и съемная жилетка. На ногах у нас была разная обувь: Маэстро Шульц ехал в пластиковых альпнистских ботинках, Аня - в валенках, я - в гортексовых башмаках. Поверх обуви мы надевали бахилы. При этом выяснился один недостаток - бахилы закрывают башмак целиком, и становится очень скользко. Ведь при этом протектор башмака полностью не работает! Существенно эффективнее использовать не бахилы, а гамаши, которые не закрывают подошву, но только верх башмака, препятсвуя его контакту со снегом. На голове мы носили шапки или балаклавы - кому что нравилось, иногда усиливая это дело капюшоном, который встроен в Ультрексовую курточку. Каких либо проблем со снаряжением не было. На спуске с Озерного перевала нам попалось зимовье - небольшая хата, в которой даже пол частично отсутствовал, но зато была печка. При помощи этого аппаратного девайса хата прогревалась до пятнадцати градусов тепла. Печка безбожно дымила, и мне периодически приходилось вылетать пулей на воздух подышать. При этом я регулярно примерзал к дверной ручке - простому металлическому кольцу привязанному к двери. Дубак, по-видимому, был конкретный. В этот день мы схалявили и прошли всего 32 километра. День 21 марта ознаменовался для нас чудовищным обломом. Начиналось все вроде бы хорошо - мы выехали утром и очень быстро двинулись дальше по маршруту. Шульц затягивает байк на "издевательство". Вверху виднеются остатки моста Дорога была более-менее ничего, шла небольшими волнами: подъем -спуск с общей тенденцией к понижению. Через некоторое время мы спустились к реке от которой начинался крутейший подъем. В этих местах почти всегда так - первые метров 150 - 200 имеют очень большие уклоны, вероятно существенно больше 12 - 14%. Ехать по ним невозможно, но и тащить вверх велосипед. ввиду большой скользкости покрытия, тоже весьма проблематично. После такого "издевательства" уклон становится приемлемым. Сверившись с картой, мы пришли к выводу, что мы поднимаемся на предпоследний перевал. Последний же по нашему мнению был не велик, и мы соответственно пребывали в уверенности, что этот перевал для нас чуть ли не "последний бой". В чем-то мы были правы - Рухловский перевал самый высокий и сложный на всем пути. Этот же перевал обладал и самым длинным "издевательством": метров 350 - 400 нам пришлось тащить велосипеды на себе, и иногда помогать Ане, у которой была самая скользкая обувь. Я медленно полз вверх чередуя езду на велосипеде и небольшие, метров по 30 - 50 проходы пешком. Аня и Шульц выкладывались по полной и даже устроили что-то вроде гонки. Вот, наконец, вершина.... Что-то не то... Вроде все правильно, но описание вершины перевала не соответствует положению перевала на карте... Спускаемся и видим перед собой... верховья реки Баргузин! Это значит, что мы взяли неуказанный на карте перевал! Зимник делает на одну петлю больше и берет, соответственно на один перевал больше! Это был облом. У меня было чувство, что меня обманули, что мне плюнули в душу! Весь день ехать с мыслью о том, что вот-вот мы окажемся в долине и не приблизится к ней (если судить по карте) ни на один километр! Рассвирепев, мы взяли на одном дыхании не очень сложный перевал Ловактон, подъем на который тянулся 14 километров. За день прошли 46 км и встали в каком-то диком буераке. Слово о картах. В нашем распоряжении была 10 километровая карта Бурятии и Иркутской области и двухкилометровка берегов Байкала. Кроме этого, мы располагали описанием части нашего маршрута, которое было написано группой велосипедистов, ездивших здесь какую-то пятерку летом. Группа принадлежала к классу "спортивных" туристов и посему сделала подробный отчет. Особенностью данного отчета было то, что он нагло врал с километражом. Как мы выяснили позже, когда выехали на шоссе с километровыми столбами, у ребят врал компьютер. Мне, впрочем, это нравилось. Написано - подъем 11 километров. Хорошо, морально готовимся к подъему на 11 километров, а на вершину въезжаем через 9 ! (Я сначала думал, что врет мой новый компьютер, но потом проверки на шоссе выявили иное. Особенно мне понравился пассаж коллег спортсменов о том, что "километровые столбы в Забайкалье сильно врут, вместо написанных 100 мы проехали 130 (точные цифры из отчета я уже не помню...)" В отчете было написано про 5 перевалов на пути, в тоже время карта показывала только 4. В принципе, верить надо было бы людям, но карта! Карта показывала 4 перевала. Перевалов на деле оказалось 5, и самое неприятное, что не был показан как раз самый большой из них - Рухловский. 22 марта, наконец, сбылась мечта идиотов - мы взяли последний перевал, у которого, кстати сказать, было две "головы" и спустились в долину Баргузина. На спуске я четыре раза навернулся, и до сих пор не понимаю, почему? То ли спать хотелось, то ли еще чего, одним словом пару раз я пробовал на твердость покрытие дороги и еще пару раз улетал в сугробы на обочинах. Внизу, там где подъем кончается, находится кордон заповедника. Теперь, как выснилось, в местах где мы шли распологается заповедник. Оторвавшихся от меня "кабанов" в лице Ани и Витьки остановили люди с карабинами - так называемые охранники заповедника. Я не очень понимаю для чего мои коллеги остановились, но когда я полошел к месту разборок нам уже выписывали штраф за "нанесение ущерба заповеднику". При этом говорилось, что год назад здесь уже проходила группа велдосипедистов, после чего в лесу нашли убитую кабаргу. На мой вопрос из какого велосипеда была убита означенная кабарга, охранники пришли в ярость и заявили, что юмор здесь не уместен. Конечно, какой тут юмор, когда речь идет об охране заповедника! Дело это сложное. Зимой - холодно, дороги плохие, да и просто мороки много. Поэтому и сидят четыре здоровенных жлоба в жарко натопленной хате, великую миссию штрафования велосипедистов выполняют. А чтоб свой зад оторвать от теплого места и пойти глянуть, не залезли ли браконьеры в заповедные угодья - нет! Это увольте! Это ж, чего доброго, вооруженного браконьера встретить можно! То ли дело природу спасать велосипедистов подкарауливая! В этот же день нам встречались особенно неприятные наледи - места, где река затекает на дорогу. Удивительно - стоят такие дубаки, а горные речки позволяют себе течь, как ни в чем не бывало! На стоянку встали вблизи Улюнхана. Вечером, вопреки нашим ожиданиям, было весьма холодно. Это как то не вязалось с моим представлением о том, что в горах холоднее, чем на равнине. Ночью я даже несколько подзамерз - видимо мы не вполне корректно поставили палатку, и к нам внутрь как-то пробирался холодный ветер. Но следующее утро превзашло все наши ожидания. Утром 23 марта разразился жуткий дубак. Термометр внутри палатки показывал три черточки - это означало, что было холоднее 20 градусов мороза и мой прибор отключался. Снаружи, по заявлениям местных жителей, было -37. Когда на таком морозе просто стоишь, еще ничего, жить можно. Но когда начинаешь ехать! Тут все - туши свет. Ледяной ветер проникает под капюшон, морозит открытые части лица, и, главное, морозит велосипеды! Едешь с такими ощущениями, что сзади кто-то прицепил к байку гирю. А вызвано это всего лишь тем, что в трущихся частях загустевала смазка. Слово о байках. Благодаря поддержке велоцентра "Бивак", мы были экипированы тремя велосипедами марки MARIN, которые по праву называем "MARIN-Бивак", так как в Биваке они прошли существенную доработку. Наши байки по уровню оборудования были среднего класса, что соответствует, кстати, моему представлению о том, на каких байках следует ходить в походы. Однако, все трущиеся части были перебраны, в них была заложена низкотемпературная смазка. На обычные одинарные обода были поставлены сверхтолстые спицы по 2 с третью милиметра толщины. Был изменен стандартный узел крепления багажника на новый - просверлены новые отверстия в них поставлены новые крепления. Багажник поставлен титановый - петербургский стандарт, внедренный в свое время клубной мастерской - предшественницей велоцентра. Грипшифты были заменены на рапидфайры. Была установлена шипованная резина. Все три байка готовлилсь по разному - механики хотели посмотреть, поэкспериментировать, как что будет работать. Эксперимент, впрочем, провалился - на всех трех байках за 18 дней похода ни одной поломки. Сами байки MARIN - это злобные машины просто предназначенные для всякого рода бездорожья. Широкий руль, геометрия рамы, резина - все располагало к езде по снегу, по колеям с камешками, без каких либо ограничений. Я вылез из палатки первым и развел костер. За тем к костру с совершенно перекошенными лицами подтянулисьи остальные участники путешествия . Вместо обычных двух с половиной часов у нас на сборы ушло четыре часа! После каждого действия по сбору вещей, мы неизменно возвращались к костру и немного отогревались. Почти в 11 утра мы выползли на шоссе и начали метелить на юго-запад. Долина Баргузина очень красивая, если на нее, конечно, смотреть. У меня, к примеру, замерзали солнцезащитные очки, причем, что характерно, со внутренней стороны. Ближе к середине дня несколько потеплело, но как-то не кардинально, То есть, в тихом месте на солнышке стало уже ничего, но ледяной ветер... Пройдя 90 километров по заснеженной трассе мы остановились в отеле славного города Курумкан. Забайкалье это вам не Приморье! Здесь нет проблем с отоплением! Здесь в домах тепло! Тепло - в смысле больше нуля. У нас в номере было почти +11. А какой в Курумкане народ! Мы прибыли в день выдачи зарплаты, и во всем городе не было ни одного трезвого человека! Здесь наверное анекдот о зарплате вполне реален: Приходит один курумканец к другому и спрашивает: "Слушай, Иван, а что ты больше из праздников любишь, Новый Год или День Зарплаты?" "Конечно, Петя, Новый Год - он чаще бывает!". День 24 марта так же был холодным, но нам это было не так страшно, так как мы выехали из "теплой" гостиницы и остановиться также должны были в селе. У нас по плану была предусмотрена дневка, которая знаменовала собой окончание континентального участка пути и начало озерного. Пройдя ровно 100 км мы затарились в гостиницу Баргузина, где и провели две ночи и один день. Баргузин - красивый город, о нем можно будет прочитать на другом моем проекте "Малые города России" Единственное что запомнилось особенно - это усилия местных властей по благоустройству этого прекрасного городка. Поперек Баргузина текла речка. Просто так текла. "Бардак!" - подумали местные слуги народа и решели сделать горожанам праздник. Взяли и одели реку в бетонные берега. А река та, коварная, текла прямо через главную площадь. Так вот, теперь каждую зиму река выходит из бетонных берегов и метровым слоем льда покрывает всю центральную площадь, вплотную подходя к зданию администрации и почти полностью блокируя гостиницу! Бетон - хорошо проводит тепло, и поэтому река и стала замерзать. И то хорошо - о народе надо заботиться. 26 марта мы перебросились в Усть -Баргузин, откуда и начался штурм озера Байкал. Эту ледовую трассу ставят каждый год для организации сообщения между югом Бурятии и Северобайкальском, куда, минуя озеро, не так-то просто добраться. Дорога идет прямо по льду, хорошая такая, укатанная, единственное, что плохо - идет она не туда куда нам надо. Поэтому, километра через 2 или 3 пришлось нам свернуть с гостеприимной дороги и отправиться в западном направлении по целине. До противоположного берега было примерно 96 километров пути, но на нем хорошо проглядывалась высокая гора, ставшая для нас ориентиром. Собственно гора располагалась на острове Ольхон, вдоль которого нам необходимо было пройти еще около 80 километров до "настоящего" континента. Более близкими ориентирами для нас являлись мысы ограничивающие Баргузинский залив. С севера это был мыс на полуострове Святой нос (он как раз виден на фотографии Чивыркуйского зимника), а с юга - просто изгиб береговой линии. Именно между ними нам необходимо было пройти. Ехать по снежной целине было не просто. Сколько раз мы недобрыми словами вспоминали тот снегопад, который накрыл нас и весь наш путь в первый день! Местные в один голос твердили, что Байкал под снегом видят чуть ли не впервые. В добавок, стоял страшенный дубак и даже ярко светившее солнышко практически не грело. В принципе, при пересечении озера у нас были две больших проблемы - глубокий снег и неоднородное покрытие озера. Конечно, было очень скользко и наши задние шипы не очень-то помогали. То есть, польза от них была несомненная, да вот передних шипов не было. Тем не менее, к продолжительным участкам голого льда, который иногда попадался на нашем пути, мы еще кое как привыкали. А вот когда голый лед чередовался со снегом - тут совсем было хреново. Вероятность падения при выезде из сугроба на чистый лед очень велика. На удивление торосы не оказались серьезным препятствием, их вполне можно было пересекать без "проваливания" под воду, а иногда удавалось преодолевать их на скорости (разгоняясь до 13-15 км/ч). Выбираешь место где торос пониже и гонишь туда. Дело в том, что снег в ряде мест покрывается корочкой наста. Наст этот не держит байк, но если ехать быстро и равномерно - без подскоков и тому подобного, то иногда можно проскочить. Интересно, что периодически попадался наст, который меня с Маэстро Шульцем не держал, а Аню выдерживал! Для ночевки мы облюбовали живописный торос практически прямо посреди озера. Вечером разразился жуткий дубак. Солнце было еще довольно высоко, а термометр уже зашкалил. Я готовился к холодной ночевке и мобилизовал имеющийся запас горячительных напитков - у нас имелось около 200 грамм водки и примерно столько же коньяка. Я удумал, что если утром дубак перевалит за 40, то день мы начнем с рюмки. Почти как аристократы. За день мы прошли 46 км. Слово о палатках. В поход Трансбайкал нас снабдила новой палаткой "Ладога 2" фирма "NORMAL". Наша старая, видавшая виды палатка не могла перенести тяжести такого пути. В принципе, конструктивно, палатка "Ладога-2" имеет стандартную конфигурацию - две дуги-диагонали и одна внерхняя перемычка, поддерживающая тамбуры, но она очень добротно сделана и в ней продуманы многие мелочи. Есть кармашки, подвески, петельки, не говоря уже и нормально герметизированных швах. У палатки два входа, что довольно удобно: можно одновременно двум людям переодеваться, влезать и вылезать, не ходя по другим. "Нормал" использует немецкие дуги из алюминиевого сплава. Перед тем, как снабдить палатки дугами, "Нормал" покрывает их специальным покрытием. Цель этой операции - чтоб руки на морозе к дугам не примораживались! Я в полной мере оценил это покрытие, ибо утреннее снятие палатки было моей миссией. Из других достоинств палатки можно отметить то, что она компактно складывается и мало весит, имеет хорошую цветовую гамму (приятно-желтенькая), достаточно вместимая (потому, что относится к линии "классических", а не "экстремальных" палаток, выпускаемых Нормалом), и весьма износостойкая. Единственной проблемой, которую мы имели с палаткой был курьез - при сильных морозах тент садится сильнее, чем дуги, и натянуть тент становилось несколько тяжелее. На удивление утром было тепло, а ночью лед не трещал, дав нам спокойно поспать. Видимо за ночь погода переменилась и пришел теплый фронт с запада. Утром термометр показал 19 градусов, а днем было и еще теплее. Путь предстоял большой - нам следовало отметелить 54 километра до берега. Это было несколько больше, чем хотелось бы, но ночевать в 5 или 8 километрах от берега опять на льду было и того хуже. С переменным успехом мы весь день то ехали, то шли пешком. Далекая гора приближалась медленно. Уже в темноте мы вступили на берег, на котором оказался поселок метеорологов. Нам любезно разрешили переночевать в бильярдной комнате. Мы были весьма рады обстоятельству ночевки под крышей. Хоть и было довольно тепло, но после длительного ломления было влом возиться с костром. А тут печка. Народ дружелюбный - сибиряки. Рыбой угостили - омулем. Шульцу и Ане омуль понравился, но как-то не очень сильно, а у меня было ощущение, что никогда в жизни я не ел более вкусной рыбы. 29 марта мы продолжили неблагодарное дело езды по льду озера Байкал, Торос посреди Байкала правда, на этот раз мы двигались вдоль скалистого берега острова Ольхон. Здесь ледовая обстановка ни чуть не лучше чем посреди озера. Те же участки голого льда вперемежку со снежными заносами. Иногда попадаются торосы, а вдоль берега идет сплошной торос шириной до 100 и более метров. Днем на солнышке становилось тепло, и мы впервые за весь поход чувствовали себя комфортно. Можно было даже не одевать перчатки. На обед мы "прибивались " к берегу, на котором, как правило, валяются сушины - сосны, которые либо упали со скал, где они умудряются как-то расти, либо принесенные волнами озера. На солнышке камни нагреваются и лежащий на них снег подтаивает, вселяя в нас мысли о скорой весне. Однако все хорошее имеет и обратную сторону. После обеда лед становится более скользким. То ли его подтаивает солнышко, то ли наши покрышки нагреваются, но количество падений существенно возрастает. Хорошо, что лед прочный! А то после очередного сальто мы вполне могли бы начать измерения глубины Байкала при помощи самих себя. К вечеру, пройдя всего 38 километров (утром того дня мы позволили себе расслабиться и выехать двумя часами позже), команда стала на стоянку прямо на пляже. Он, правда, был покрыт глубоким снегом, что совсем не мешало нам спать. 30 марта при переходе к проливу Ольхонские ворота мы несколько погорячились, удалившись от берега километров на 6, если не больше. Мы задумали, срезать кусок пути между мысами, двигаясь напрямую, но обманчивые Байкальские пейзажи не дали нам точно оценить расстояние. По началу все шло лучше, чем можно было ожидать. Мы выехали на кусок абсолютно чистого льда, на котором была тоненькая пленка из запекшегося снега. По такому покрытию можно было ехать как по асфальту. Скорость доходила до 15 - 18 км/ч. Однако, ближе к вечеру мы уткнулись в небольшой торос, который странным образом разделял Байкал на две части. Одна - с идеальным для езды покрытием, другая же была засыпана толстым слоем снега. Нам необходимо было ехать, а лучше сказать, идти, как раз по второй. От Ольхонских ворот нас отделяло всего-то 13 или 14 километров, но прохождение этого расстояния заняло у нас более трех часов. К позднему вечеру мы добрались до берега. Дров на месте стоянки не было и нам пришлось довольстоваться примусом. Зато стояли в потрясающе красивом месте, впрочем, смотрите сами. С пролива Ольхонские ворота мы вновь отправились по берегу. Нам захотелось гор. 31 марта мы добрались до поселка Еланцы. 1 апреля проехав по недавно возведенной трассе через Бугульдейку, углубились вглубь континента по довольно узкой, вызывавшей большие сомнения дорожке, которая вела от Бугульдейки в село Малое Голоустное. Дорога очень красивая, постоянно идут перевалы, однако не такие большие, как на северомуйском хребте. Ехать было приятно и интересно. Единственное, что отравляло нам жизнь, так это весна! Сюда, в горы, она приходит намного раньше, чем на берег Байкала. Байкал как мешок со льдом препятствует наступлению тепла. А здесь, в 30 - 40 километрах от побережья все по другому. Ночью мороз, а днем большой плюс. Поэтому, после 12 часов дня дорога начинает раскисать, а к вечеру преврашается в сплошное снего-водное месиво. Наши чистенькие байки покрылись толстым слоем грязи. Хуже всего было около Малого Голоустного. Там к усилиям весны прибавился еще и наклоненный к югу скат гор. Несколько километров мы ехали просто по воде. От Малого Голоустного до Большого голоустного идет грейдерная грунтовка, которая, однако, к концу сезона станет асфальтовой трассой. Собственно 1/3 трассы уже и так под асфальтом, а на остальной трудятся здоровенные бульдозеры. Бум дорожного строительства в стране не обошел стороной и Иркутскую область. 3 апреля мы вновь вышли на байкальский лед. Произошло это в селе Большое Голоустное. Собственно второй выход на лед был обусловлен нашим желанием посмотреть в селе Большое Голоустное церковь деревянную 17 века. Однако, местные спалили ее пару лет назад и теперь на ее месте воздвигается новая. Шульц экспериментирует с парусом - велочехлом. Расстояние от Большого Голоустного до Листвянки мы преодолели быстро. Во-первых, от деревни Большие Коты прямо по льду озера проложена накатанная колея. Более того, две колеи! Шульц экспериментирует с парусом - велочехлом. Одна для движения в одну сторону, другая - в обратную! Ехать по колее легче, чем просто по целине. Во-вторых, дни стали длиннее, тренированность наша - выше, да и навыки поведения на льду появились. Третьего апреля после обеда поднялся сильный ветер, разумеется встречного направления. Ехать было весьма сложно. Не столько из-за ветра, сколько из-за сочетания ветер-лед! Как только встречный ветер развернет тебя чуть-чуть боком, так сразу доворачивает до конца. Колеса скользят и обратно на курс уже не лечь. Так и двигались полукругами, пока за очередным мысом не изменился общий курс. Зато Шульц попробовал велокайтинг! Вместо паруса приспособил велочехол. Единственной проблемой было то, что при ослаблении ветра, велосипед наезжал на парус. Парус явно следовало поднять повыше. Однако Шульц отверг мое предложение крепить парус эспандерами за его шею... чего это он? Четвертого апреля мы уже заночевали в глубине континента, далеко за Листвянкой. Дорога Листвянка - Иркутск заслуживает особого внимание. Мне она обошлась ровно в 1000 рублей. Для потомков сообщаю - 35 баксов. Почему? Представьте себе - дорога, чистейший асфальт и одни горы! Километр десятипроцентного вверх, километр вниз, два километра семипроцентного вверх, два вниз.... А у меня покрышка сзади - два ряда новейших шипов! К концу пути в 70 км от шипов осталось крайне мало. Немного обидно, но после Ладоги, Белого Моря и Байкала, наверное, я не скоро решу что-то еще пересечь по льду. Ведь на свете есть еще и горы и пустыни! Из Иркутска мы добирались поездом до Москвы (4,5 дня) и из Москвы электричками до Питера. 11 апреля через 27 дней после начала наш поход был завершен. Немного статистики: Пройдено 1019 километров, из них, асфальт и дороги с покрытием (не лёд) около 120. Соответственно 900 км – это лёд и укатанный снег. Взяты перевалы Северомуйского и Баргузинского хребтов: Срамной, Озерный, Рухловский, Локатон и двухголовый перевал Умхейский + еще 3-4 безымянных. Пересечено озеро Байкал в самом широком месте (от поселка Усть Баргузин до острова Ольхон) – 100 км Пройдено вдоль берега Озера еще около 150 км по льду. Наиболее холодная ночь – 35 градусов мороза Минимальная температура внутри палатки – минус 20 градусов. Количество холодных дней с температурами ниже 20 градусов –10. Всего ходовых дней –17, дневок –1. Поломки велосипедов – Пусть это остается на совести Бивака, как они готовили Байки MARIN у себя там в мастерской. НИ ОДНОЙ ПОЛОМКИ НИ НА ОДНОМ ИЗ ТРЕХ БАЙКОВ!!! Можно было без ремнабора ехать! Максимальная автономность в походе – 6 дней. Во время похода была проведена ночевка посреди озера Байкал при глубинах в этом месте озера около 1600 метров и толщине льда около 120-135 сантиметров. полная нитка маршрута: Новый Уоян - озеро Иркана, перевалы Срамной, Озерный, Рухловского, Ловактон, Умхейский, поселок Улюнхан, поселок Курумкан, поселок Баргузин - Усть Баргузин - озеро Байкал - остров Ольхон, - поселок Сахюрта - Бугульдейка - Большое Голоустное - Листвянка - Иркутск. Ну и наконец, чтобы провести экспедицию нашей команде пришлось провести в поездах 203 часа, что составляет почти 9 суток! Спасибо всем фирмам, которые помогли в осуществлении проекта: Велоцентру "Бивак" за отлично подготовленные велосипеды "MARIN - Бивак", фирме "Спарта", за удобное снаряжение, Фирме "NORMAL" за крепкую палатку, фирме "Терра" за теплое термобелье. Благодаря Вам и Вашей продукции мы смогли осуществить задуманное! Ветераны Байкальской кампании. Маэстро Шульц, Анна Кононова и Илья Гуревич
 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.

2008 © ajunior